ПАРИЧИ
СПРАВОЧНО - ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ Г.П. ПАРИЧИ

Паричское женское училище

01 01 1970

Раздел № 12. Судьбы

Возвращение в меню

Судьба Анны Григорьевны Малевич воспитанницы Паричского женского училища.

Новый Завет от Пущиных и другие артефакты

http://gp.by/category/special/only-in-gp/news82649.html

Любовь Лобан.
История в лицах.
Наше знакомство с Галиной Николаевной Тосовой состоялось по телефону. Поначалу я даже подумала, что ошиблась номером: на удивление молодой голос заставил усомниться, что на другом конце провода женщина преклонного возраста — моя собеседница недавно отпраздновала 90-летие. При встрече удивляться пришлось еще не однажды. Галина Тосова Галина Николаевна прекрасно помнит события, которые «по возрасту» почти ее ровесники: «Я долго живу, много видела в своей жизни и мне есть что рассказать». Рассказчица она тоже замечательная, можно сказать, живая история нескольких поколений. В ее скромной двухкомнатной квартире в Калинковичах множество раритетов, которым место в музее. Хозяйка бережно хранит письма, фото, уникальные документы начала прошлого века. И пусть они, что называется, из личного архива, но очень ярко отражают историю своего времени. Обращаю внимание на прекрасно сохранившиеся фотографии в старинных рамках — теперь такие редко встретишь. На мой вопрос, что им, наверное, больше ста лет, хозяйка отвечает утвердительно. На одном снимке — священник с проницательным взглядом, на груди у него большой крест с украшениями, который выдает не простого служителя церкви. Так оно и оказалось. Это прадед хозяйки, Григорий Малевич — настоятель калинковичского Свято-Никольского храма с 1876 года и до самой смерти в 1903 году. А еще раньше, в 1836-м, на службу в приход заступил его отец Василий Малевич, прапрадед Галины Тосовой. Такая вот была династия, которая, однако, прервалась в вихре революции и Гражданской войны. Одна из трех дочерей Григория Малевича, Анна, бабушка Галины, вышла замуж за уроженца Гулевичей, железнодорожника Ивана Субботина.
Анна — выпускница Паричского женского святой Марии Магдалины училища духовного ведомства.
Декабристы.
Стоит только поинтересоваться историей училища, как становится очевидным, что Анна Григорьевна общалась с людьми, которые в ее время не только были широко известны в высших кругах российского общества, но и составляли его цвет. А вот и прекрасно сохранившееся свидетельство — книжица в красном окладе с позолоченными страницами — Новый Завет, изданный в 1839 году в синодальной типо­графии Санкт-Петербурга. Но еще большего внимания заслуживает выполненная каллиграфическим почерком дарственная надпись. Из нее следует, что это подарок с благословением воспитаннице училища Анне Малевич от 73-летней старицы Марии Пущиной. Дорогой, не в смысле стоимости, подарок сделан 8 июня 1886 года в местечке Паричи. Мария Яковлевна Пущина — основательница училища, супруга помещика имения Паричи Михаила Ивановича Пущина, декабриста, капитана, командира лейб-гвардейского Конно-пионерного эскадрона, друга Пушкина. Не будучи, как его брат Иван, членом Северного тайного общества, Михаил, однако, знал о его существовании и участвовал в совещаниях у Рылеева накануне восстания. После 14 декабря (26-го по новому стилю) 1825 года Михаил Пущин за недонесение к готовящемуся мятежу был привлечен к следствию и осужден по десятому разряду, приговорен к лишению чинов и дворянства и к отдаче в солдаты до выслуги. Это было не такое суровое наказание, как брату, приговоренному к смертной казни, которая была заменена пожизненной каторгой. Но Михаил Пущин первым из декабристов прибыл в Енисейскую губернию. После амнистии участ­вовал в подготовке отмены крепостного права. Впоследствии стал действительным статским советником, в 1865 году пере-именован в генерал-майоры и назначен комендантом Бобруйской крепости. Мария Яковлевна получила образование в Санкт-Петербургском Патриотическом институте, в 26 лет вышла замуж за опального Михаила Пущина, тем самым обрекая себя на уединенную жизнь в глухой провинции. Но живая и энергичная, она не могла оставаться бездеятельной: занялась образованием крестьянских девочек в устроенной помещиком поселянской школе, организовала из учащихся смешанный церковный хор. В начале 1860 года задалась целью устроить в Паричах хотя бы маленькое училище для дочерей священников, которые в свою очередь могли бы быть воспитателями и распространителями христианского знания. Свою заветную мечту Мария Яковлевна сообщила в письме хорошим знакомым — Помпею и Сергею Батюшковым, рассказав о материальных затруднениях. Содержание письма Пущиной стало известно императрице, которая приняла участие в судь-бе будущей школы и назначила субсидию Паричскому училищу девиц духовного звания в размере 1300 рублей из собственных средств и капиталов своих августейших детей. Под училище приспособили помещичий дом близ самой усадьбы. Мария Пущина целиком и полностью посвятила себя благоденствию и процветанию училища: «Воспитание должно быть практическим, семейным в религиозном направлении, в пра-вилах простоты, любви к труду на благо ближнего». Мария Яковлевна отдала этому все свои знания и житейский опыт. Супруг всячески помогал ей. Однако связь семьи с Пущиными оборвалась на Анне Малевич. Сама она вышла замуж за простого железнодорожника, а мужем дочери Елены и вовсе стал красный командир. Его биография настолько богата на невероятные события, что тоже заслуживает внимания. Николай Тосов, уроженец Урала, участник пяти военных походов: в Первой мировую и Гражданскую войны, освобождал Западную Белоруссию, воевал в финскую и Великую Отечественную. Фамилию его и носит Галина Николаевна. Родители ее вступили в брак 27 февраля 1923 года. В личном архиве до сих пор сохранилась «Выпись о браке» Тосова Николая Павловича, военнослужащего 26 лет, и девицы Субботиной Елены Ивановны, 18 лет. Сохранилось и разрешение на брак, выданное командиром 38-го Ставропольского кавалерийского полка. — Родители тайно ночью обвенчались в той самой церкви, настоятелем которой был мой прадед. На венчании настояла бабушка, проходило оно тайно, ночью, без свидетелей, — рассказывает моя собеседница. Несложно догадаться о причинах таинства: красный командир и вдруг венчается, да еще на внучке священника. О глубоких искренних чувствах между «классовыми врагами» рассказывают сохранившиеся письма, написанные замечательным языком, пронизанные трогательной заботой друг о друге. 38-й Ставропольский кавалерийский полк, располагавшийся тогда в Калинковичах — полк, в котором в то же время служил будущий маршал Георгий Жуков. Николай Тосов был сослуживцем молодого Жукова, как и он, тоже командовал кавалерийским эскадроном. Наверняка они встречались, общались. «Однако близкими друзьями, наверное, не были. Или в раннем детстве меня не очень интересовали отцовские воспоминания о его совместной службе с Георгием Жуковым», — Галина Николаевна сожалеет, что детская память не сохранила событий бурного времени. Елена, молодая жена красного командира, разделила с мужем все тяготы походной службы: квартировали в Речице, Ельске, Ветке. А вскоре родилась дочь Галочка. Анна Григорьевна, когда-то настоявшая на венчании дочери, не смогла, однако, убедить зятя окрестить его дочь — коммунист еще с 1918 года не согласился, и крестилась Галина Николаевна не так давно. В 1926-м отец оставил военную службу и уехал с семьей к себе на родину, на Урал. И даже стал членом Свердловского райисполкома. Коллективизация и там проходила с перегибами. Тосов, известный своими прямотой и принципиальностью, не одобрял репрессий против крестьянства. Друзья советовали Николаю Павловичу быть осторожнее в высказываниях, иначе это могло плохо закончиться для него самого. Возможно, так оно и случилось бы, но Тосовы, поддавшись мольбам и уговорам рано овдовевшей Анны Григорьевны, вернулись в Калинковичи. И здесь последствия коллективизации оказались не менее тяжелыми. Галина Николаевна рассказывает, что хорошо помнит голод в 1933 году. Отец служил в военном комиссариате в Петрикове, но его скудный паек не спасал семью, в которой в тот год произошло прибавление — на свет появился брат Шурка. Продали все мало-мальски ценные вещи, чтобы спасти от голода малыша, однако в три с половиной года мальчик умер от дифтерита. Чтобы хоть как-то избавить семью от нищеты, отец оставил службу в военкомате, на последние сбережения купил лошадь и стал подрабатывать тем, что пахал огороды, занимался извозом, потом выучился на шофера, работал в утилькомбинате и лесхозе. В 1937-м над их семьей, как и над многими другими, нависла опасность. Причины опасаться за спокойствие семьи были: в Гражданскую войну Николай Тосов служил под командованием Гая, после объявленного врагом народа и пособником «предателя» Блюхера. Оба легендарных героя Гражданской уже были репрессированы. У отца хранилась наградная шашка с автографом красного командира, бабушка тайком зарыла ее в огороде. После так и не могла вспомнить то место — шашку не нашли.

Война под крышами.

В 1941-м Галина заканчивала семилетку белорусской школы. Летом вместе со знакомой Анастасией Бирюкович отправилась за покупками в Минск. Родст­венники Анастасии тоже были священно­служителями, дядя Александр — настоятелем храма в Юровичах. В столице остановились у родст­венницы Насти. Галина сохранила письмо, которое отправила родителям и бабушке 20 июня. Писала о том, что ходила в кино и сделала замечательные покупки: «Тебе, мама, пальто, себе туфли за 153 рубля, так как дешевле не было. Но осталось еще 47 рублей, на которые много чего можно купить». — Мечтала о скорой встрече с родными, о том, как обрадую их покупками, но ничего домой не привезла, — вспоминает суровое время Галина Николаевна. — Это были последние мирные дни. Вечером 21 июня пошли в театр. Смотрели спектакль «200 тысяч» Шолом-Алейхема. Домой вернулись поздно, долго делились впечатлениями. Не успели уснуть, как раздались грохот, взрывы. Город бомбили — догадались, что это война. Жители в панике покидали Минск, на который ежедневно немецкие самолеты бросали бомбы. Девушки тоже стали выбираться из Минска, 24 июня пешком отправились домой, не раз попадали под бомбежки, но чудом остались живы. На ночлег просились в деревенские хаты. «Разные люди нам встречались. В одной такой хате веселилась пьяная компания — нас и на порог не пустили, прогнали. Зато в другой хате бедная вдова с кучей детей приютила нас и даже поделилась вареной картош­кой — это был их скудный ужин. Мы тоже поделились с доброй женщиной куском сала, которого они не видели уже много месяцев. Наутро снова отправились в путь. По дороге встретили лошадь с телегой. Попросили хозяина подвезти хотя бы наши вещи, а сами, мол, будем рядом идти. Но только уложили на воз мешок с вещами, мужчина подстегнул коня и был таков вместе с нашими покупками». Подруги решили идти в Новоселки, что под Пуховичами, к Настиной знакомой, переждать заваруху и потом уже пробираться в Калинковичи. Дошли до Жлобина, потом до Мормаля, Шатилок. С трудом переправились через Днепр: мост был взорван. Шли босиком, попали под первые сентябрьские заморозки, добрались до Дудичей. Ноги у Галины распухли и невыносимо болели. Но калинковичский фельдшер Дмитрий Семенович Колоцей сделал, казалось, невозможное — спас ноги. К сожалению, давнее обморожение всегда давало о себе знать, а в последние годы болезнь сильно обострилась, приносит Галине Николаевне немало страданий. — Жизнь под оккупацией тоже была полная страхов и горя, — продолжает она. — Мама ходила по деревням менять вещи на продукты. Часть нашего дома заняли немецкие связисты, а мы теснились в кухне. Разные были люди среди немцев и наших. В начале войны мародеры из местных бросились грабить еврейские дома, хозяева которых уехали. А осенью 43-го немцы отправляли нас копать окопы — красноармейцы наступали. От измождения с трудом лопату удерживала. Так вот немец-надзиратель помогал мне копать, когда не видел старший надсмотрщик...

С книгами по жизни.

День освобождения 14 января 1944-го встречали как самый большой праздник. Увы, Галина больше не увидела отца, он ушел на фронт и не вернулся. Многие годы она стремилась хоть что-то узнать об отце. Выяснила, что воевал он в кавалерии, был тяжело ранен, попал в госпиталь, где и умер летом 1942-го. Похоронен в братской могиле в городе Кирсанов Тамбовской области. Мама, Елена Ивановна, ушла из жизни в 1978-м, так ничего не узнав о судьбе мужа. Галина Николаевна выполнила просьбу матери — положила отцовские письма ей в гроб. В конце 80-х Галина Тосова съездила в Кирсанов, побывала на братской могиле. А недавно очень обрадовалась, узнав, что в Калинковичах открыт памятник землякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной. На одном из обелисков есть имя и Николая Тосова. Известно, что памятник появился усилиями энтузиастов, средства на него собирали всем миром. Галина Николаевна тоже пожертвовала миллион рублей. ...После освобождения города от фашистов жизнь не сразу стала налаживаться. В январе 1944-го Галина устроилась телефонисткой на работу в пожарное депо. Служба была непростая, пожары случались едва ли не ежедневно: линия фронта проходила недалеко, немцы продолжали бомбить крупный железнодорожный узел. Галина всегда много читала. Некогда в их доме была богатая библиотека, собранная братьями бабушки — петербургские студенты приобрели немало редких изданий. Однако во время оккупации почти все книги пропали. Но Галина оставалась одной из самых активных читательниц городской библиотеки. Неудивительно, что в 1949-м тогдашняя заведующая Стелла Рубина предложила ей перейти на работу в библиотеку. — Стелла Романовна была настоящим энтузиастом своего дела, — вспоминает Галина Николаевна. — А вскоре наша библиотека стала лучшей в Беларуси: в награду получили переходящее Красное знамя. На премию купили ковровые дорожки, зеленое сукно для столов в читальном зале. В 1957-м Галина Тосова сама стала заведовать библиотекой: до того уже окончила библиотечный техникум в Минске. Заведующей отработала шесть лет. Прежде чем у библиотеки появилось специализированное здание по улице Кирова, случился не один переезд. Галина Николаевна в это время работала заведующей отделом комплектования и обработки литературы. При ней стали вводить централизованную библиотечную систему. Дело это было новое, непростое. О том, что Галина Николаевна была настоящим профессионалом, говорят Почетные грамоты Министерства культуры СССР и БССР, Белорусского республиканского профсоюза работников культуры, множество других грамот различного уровня, медаль «Ветеран труда». Она помнит всех своих коллег, в разные годы работавших в библиотеке. Связи с ней не порывает и сейчас, много читает. Любимый жанр — исторический роман, а любимые авторы Леонид Бородин и Валентин Пикуль. Как раз перечитывает его. Галина Николаевна говорит, что ей везло на людей, близких по духу. Но не много осталось добрых друзей и хороших знакомых. Такой была подруга Эмилия Бриндина, а теперь семья Марии Илларионовны и Николая Павловича Ефименко. Они, а также соцработница Валентина Ковальская, поддерживают в трудные минуты жизни. В 90-й день рождения встретились за праздничным столом, желали хозяйке здоровья и долголетия.

Анна Малевич  с семьёй.


Источник: http://gp.by

© Правда Гомель

Далее ещё одна судьба http://www.parichi.by/young/21/


Ваш комментарий:

Имя: *
Сообщение: