ПАРИЧИ
СПРАВОЧНО - ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ Г.П. ПАРИЧИ

Гостевая книга

24 05 2019::Валентина Петрова для Николая.
Добрый день, Николай. На Ваш вопрос могу ответить...
23 05 2019::Валентина Петрова для Натальи Сусловой.
Добрый день, Наталья. Ваш родственник, Кузнецов...

Литературное творчество паричан / Позин Яков Григорьевич.

К списку >>


ТЕТЯ ДОРА

Дора Яковлевна (Двейра Янкелевна) была предпоследним ребенком в большой семье Позиных – Янкеля и Сэйны.
Родилась она, если я не ошибаюсь, в 1916 г. Последним из детей был Еня. От рождения он был с некоторыми отклонениями в психике и на этой почве у него возникали семейные конфликты. Дору он вообще не любил. В какой-то момент он бросился на нее  с ножом и чуть не зарезал. Шрам на шее Доры напоминал о том злосчастном случае.
К сожалению, у Доры Яковлевны семейная жизнь не сложилась. По ее рассказам она была замужем за человеком кавказской национальности. Но брак этот был недолгим.
Как и где она училась, я не знаю. Как-бы там не было, могла разговаривать, читать и писать на русском и еврейском языках.
Она обладала феноменальной памятью, знала все номера телефонов своих родных и знакомых, проживавших как Минские, так и в других городах (Москва, Ленинград и т.д.). Была связующим звеном между поколениями Позиных, Суховицких, Беркинфандов.
Я думаю, что только благодаря ее энциклопедическим знаниям, Семен смог провести исследование и написать серьезный материал о нашей родословной.
Была очень пробивной. Известно, что до войны, будучи  в Москве, она организовала встречу московских паричан  с министром иностранных дел БССР Киселевым. Дело в том, что перед войной и определенное время после войны он баллотировался в Верховный Совет Республики по паричскому округу.
В последствии Дора сама говорила, что в его кабинет она могла заходить без особых препятствий.
Знаю, что жизнь она прожила, заботясь о всех своих родственниках, близких и знакомых, помогала всем, чем могла, включая материально. Она всегда была при нас с Ларой, а мы с ней; очень любила Лару, наших детей, особенно Тамару.
Я к ней, к сожалению, не всегда был доброжелателен, но она мне, как и всем в этом случае прощала. Такая она была.
После войны, живя в Минске, она поменяла 3 квартиры. С ней всегда проживали девочки, квартплату от них она, как правило, не брала. Просто ее квартиранты скрашивали ее одинокую жизнь. Многие девочки благодаря ей успешно вышли замуж, но всегда поддерживали с ней связь.
Тетя Дора, будучи еще здоровой, каждое лето, как правило, навещала своих многочисленных родственников в Бобруйске. Как-никак: кровная связь, ее реальная, ненаигранная доброта абсолютно ко всем своим близким и просто к знакомым, делала эти встречи общим праздником для всей бобруйской мишпохи.
Ее сестра Рися, владея портняжным ремеслом, всегда  в качестве подарка шила ей при каждом приезде что-нибудь из одежды.
В один из своих приездов Дора Яковлевна затеяла разговор со своим племянником Яшей (мой двоюродный брат) по поводу ее будущего после смерти захоронения. Для этих целей она сообщила ему о намерении положить на книжку (на его имя) определенную сумму денег. Обладая огромным природным юмором, он не растерялся и предложил запланированные на «черный» день деньги выдать ему сейчас, а также добавил: «В будущем, тетя Дора, можешь не сомневаться, похороним тебя со всеми почестями».
Все это было, мне кажется, взаимной шуткой и дальше разговора не пошло.
Запомнился еще один случай из бобруйских дней.
Розин (наша двоюродная сестра) муж – Мишка Палей всю жизнь проработал таксистом. Однажды, проезжая по ул. Бахарева, он встретил свою тещу Рисю, которая как выяснилось потом направлялась в дом, где проживали Роза, Миша и их дети. И вот самое интересное. Когда он подвез свою тещу к дому, то предложил ей рассчитаться за проезд под предлогом, что счетчик крутиться и не разбирается в родстве: «Ехала – плати!»
А вообще Мишка Палей был прекрасным семьянином,  с радостью принимал у себя дома всю нашу большую родню. Но случай такой был и никуда от этого не денешься.
Последняя квартира была на улице Скрыганова, дом №5, кв. 5. Еще при жизни свою квартиру она завещала внучатому племяннику Валере Позину. По ее просьбе она после своей смерти была кремирована, а урну с ее прахом мы подхоронили в Бобруйске к могиле ее любимой сестры Рыси.
Так закончилась непростая жизнь нашей доброй и заботливой тетки Доры, а мы все живые должны всегда вспоминать ее добрым словом.

Продолжение здесь