ПАРИЧИ
СПРАВОЧНО - ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ Г.П. ПАРИЧИ

Гостевая книга

10 03 2019::Валентина Петрова для Дударева Игора.
Добрый вечер., Игорь. Ваш прадед Дударев Иван...
10 03 2019::Валентина Петрова для Ольги.
Добрый вечер, Ольга. Вот информация о Вашем...
10 03 2019::Ольга для Валентины Петровны
может быть у Вас имеются какие-либо дополнительные...

Поэзия


Тризна Леонид Михайлович

Как рассказать о том, во что влюблён,
по своему, не громкими словами.


ВОЗВРАЩЕНИЕ

В незагаданный срок вдруг подступит усталость
И представится отчий далёкий порог…
Белостволье  берёз вдоль дорог разбежалось,
Вдоль таких бесконечных дорог…

Окружают меня дорогие мне лица –
На пороге родном зачарован стою.
Счастье бьёт через край – повезло мне родится
В этом светлом – пресветлом краю.

Пламя белых берёз над родительским домом –
Сердцу милый прибой над моей головой.
Белостволье берёз мне вестимо знакомы
Лепет в радость и шум в непокой.

Белостволье берёз – белый праздник России,
Он крылато летит в беспредельный зенит…
Белостволье берёз – это музыка в сини
От рожденья над нами звенит…
---------------------------------------------

Березине
Лучше первой реки не сыскать мне нигде -
Кожей помню тебя от стремнины до тоней.
Вновь как будто к святой припадаю воде –
Серебро со слезами стекает с ладоней.

Краше Березины не встречалось мне рек,
А я видел немало – пленяющих мощью!
Только здесь я прописан на век,
Только здесь мне покойней – душевней и проще.

Только здесь для меня самый верный приют.
Ты поила меня, ты кормила рыбёшкой…
Над тобой моих Парич кварталы, и тут
Три каштана меня ещё помнят немножко.
(И три липы мои осеняют окошки…)

Только здесь я вздыхаю раздолье сполна –
Нет забот и тревог наших дней несуразных.
Ах, река моя звоная, Березина,
Ты поверь – я не просто гуляка здесь праздный.

После долгих скитаний вернулся к тебе –
Ведь известна ты мне от стремнины до тоней,
…Вот как будто к святой припадаю воде –
Серебро со слезами стекает с ладоней

30 сентября 1997
Паричи




МОИСЕЕВСКИЙ  ШЛЯХ

С детства помнятся эти аллеи берёз –
Я вдоль этой красы проходил не однажды
И представить не мог, что сквозь тысячи вёрст
Принесу и лишь здесь заглушу свою жажду.

Мне сладка даже горечь берёз на губах –
Так бывает хорош только старый товарищ,
Выводил меня в жизнь Моисеевский шлях
У местечка родного, у милых мне Парич.

Я не знаю, не ведаю, кто здесь, когда
Посадил и взрастил белоствольное чудо.
Только не сомневаюсь: не властны года
Это чудо затмить – в сердце кинуть остуду.

А берёзы протяжно шумят о своём –
Золотятся и светятся под сереньким небом.
Моисеевский шлях! Этот шум так знаком
Твоему пилигриму  - из небыли в небыль.

Наши тропки – дороги близки ль далеки?...
Нам, на счастье, грядущего крик непонятен.
Ах!... Встречает меня здесь резвящийся дятел,
У тропинки боченятся боровики.

Вдоль шляха – пролески. Да озими клин…
Я с подлетков привязан к неброскому краю.
Моисеевский  шлях! Вот брожу здесь один,
Как хмельной – все берёзы твои обнимаю…

29 сентября 1997.
Паричи
------------------------------------------------
ДЕД

Светлой памяти
В.Ф.Кучинского моего деда – мельника

Дедом – Морозом из сказки
В мельнице ходит мой дед.
Смотрит на внука он с лаской,
Весело щурясь на свет.
И, разъясняя как жернов
Трётся о жернов другой
И как, пройдя их, все зёрна
Ссыплются тёплой мукой,
Как, по желанью он выдаст
Грубый или тонкий помол,
Вдруг мне желает, чтоб вырос
И… жернова все прошёл!

Он ведь уверен,
Что люди –
Весь человеческий род –
Те же зернята по сути,
Так же их жизнь перетрёт!

Камни с меня чтоб сдирали
Вовремя чёрствость мою,
Дольше б меня шлифовали…
И  - чуть живой я стою.
И весь дрожу я…
О, память!
Как я боялся камней
Мне б через лет этих память
Крикнуть ему:
- Не жалей!
Брось меня в жизненный жернов –
Будет пусть тоньше помол!...

Все во мне чёрствые зёрна –
Жаль! –
Он не перемолол.
----------------------------------

ПАМЯТЬ  ДЕТСТВА
Бывшим малолетним узникам фашизма

У нас у каждого своя война –
Своя судьба своя передовая.
Мы помним всё, и наша ли вина,
Что обжигает память ножевая?

Нам и теперь бывает нелегко,
Когда сойдутся памяти осколки
Всё позади осталось далеко,
Но вдруг прожгут осколков тех иголки.

Мы – дети огненных сороковых,
Подранки все мы – с перебитым детством.
Не дней, а лет длиннющих роковых
Досталось вдоволь каждому в наследство!

Мы помним всё, и наш нелёгкий счёт
До дней последних нам не подытожить.
Нас превращали и в рабочий скот,
Но просто не успели уничтожить.

Нас не успели умертвить трудом.
И на осколках памяти жестокой
Сидит – навечно выжженным тавром! –
Тех страшных дней кровавые уроки.

Нам каждый день был горек и немил.
Мы тщётно это с памяти стирали.
Пожар военный детство ослепил,
И никогда в войну мы не играли.

У нас у каждого своя война –
Своя судьба своя передовая,
Испили чашу горькую до дна,
И обжигает память ножевая

Май 1996, 3 февраля 1997
************************

Судьбы своей  творцы мы сами.
Но жжёт извечная беда:
Мечты останутся мечтами
Без ежедневного труда,
Без жажды знать, 
без постиженья
Святой глубиной красоты,
Без наслажденья от общенья,
Без радости,
без мук,
без простоты..
Как часто призрачное счастье
В метаниях спешим поймать.
А дома наше неучастье
До срока изнуряет мать.
А нам подай рай иллюзорный!
И мы клянём свой неуют.
Хоть не приложен труд упорный,
Всё тот же
каждодневный
труд!
---------------------------------------


Пастушок
Встаю с рассветом.
Ночь ещё крадётся,
Цепляясь за заборы и кусты.
За все дома, сараи и колодцы,
За новый сруб, за травы и цветы…

Иду по улице. И в эту в пору
Я главный здесь – десятилетний шкет!
Мне затекает медленно за ворот
И тает освежающий рассвет.

Тащу свой кнут, по- белорусски – «пугу».
Хозяйки, дело знай да не зевай!
Я горлопаню в раннюю округу,
Спросонья надрываясь :
- Вы- го-ня-я-я-й!…

И сонные хозяйки – у калиток:
Здесь – главное!
Другое всё – потом…

Трублю вовсю в рожок,
Ведь сил – избыток,
И залихватски счёлкаю кнутом!

Арина Тризниха уже привычно
Меня и Зорьку крестит от ворот,
А тётя Маня с Астрой, как обычно,
Догонит стадо за селом, где брод.

Догонит стадо и меня догонит,
И грубоватым: «Ничаво..бяры..» -
Мне в сумку полдник и слезу уронит…
И я уйду под  всполохи зари…

---------------------------------

Школьный вальс
Сестре Жене.

Школьный прощальный бал…
Белый летящий вальс…
В синий простор позвал
Этот рассветный час. 

В жизни шальной простор ,
В чистую песню-даль…
Мы начинаем спор –
Входим в свою спираль!

Что – то нам предстоит?
Где пролетим – пройдём?
Только бы – не на щит!
Только бы – со щитом!

Только бы – синь в глазах.
Только бы – честь в сердцах.
Пусть – камнепад, гроза…
Лишь бы – мечты не в прах!

Приподнимая нас,
В светлую даль позвал
Белый летящий вальс…
Школьный прощальный бал.

Много ли надо тебе, человек?

Много ли надо тебе, человек?
Взвесь очень строго.
Много ли надо на краткий твой век?
Мало и… много!

Прежде всего, чтоб Земля каздый год
Буйно родила.
Чтоб, что ни год, прибавлялся приплод –
Множилась сила.

Надо ещё, чтобы хлеб - на столе
Только – не крохи!
Надо оставить свой след на Земле.
Значит – дороги.

Но не идти же по ним одному,
Значит - и друга.
Надо,  пожалуй, ещё ко всему
Песню по кругу!

Солнце, деревья и просини рек,
Скрипы порога…
Много ли надо тебе, человек?
Очень не много!
----------------------------------

Уже заходит август на постой.
И выпадают гибельные росы.
И в пелене тумана тонут плёсы
В рассветный час. А на душе покой.

Теперь уже по логике простой
Мудрее мы. И многие вопросы,
Пьянившие весной многоголосой,
Нам кажутся забавою пустой.

О времени неумолимый бег!
Неспешно, вроде, неоглядный век
Из года в год легко перетекает

Но, улови, попробуй, разгадай,
Когда и как звон жизни протекает?
Как в августе перепригивает май?..



Как рассказать о той войне

Как рассказать о той войне?
Мне и сегодня нет покоя:
Нам детство выпало такое,
Что не приснится в страшном сне!
Как рассказать о той войне.
Как вам подробности представить?
Их не похоронила память,
Они ещё горят во мне.
Как рассказать о той войне –
Мы годы под прицелом жили,
А мама надрывала жилы,
Страдала… А по чьей вине?
Как рассказать о той войне
И уберечься от инфарктов?
Во мне гнездится столько фактов –
На многотомник их вполне!
Как рассказать о той войне?
О той великой, многострадной,
О гибельной и беспощадной,
И – о ликующей весне!
Как рассказать о той войне,
Моей – на прочих не похожей?
Как нынешних пронять до дрожи?
Ох, Боже мой! Трудней вдвойне!

Как рассказать о той войне –
Во мне натянутой струне?


Оккупация. День первый.
Мне помнится печальный день –
Горячий, солнечный и … страшный,
Так не похожий на вчерашний:
И в солнечный – над нами тень!

Пустынно в парке над рекой –
Приюте радости и лени:
Там только вдохновенный Ленин
Стоял с протянутой рукой

А мы, мальчишки, - сквозь плетень
И сруб недостроенного дома
Проникли тропкою знакомой
И – в щели пялились весь день!

На нашей улице, гремя,
Весь день «немые» на машинах
Невиданных
Катили чинно.
И ужасала нас броня.
А солдатня – как на подбор!
Они галдели, гоготали
И на губных своих играли,
Не думая, что каждый вор!

Все – засучили рукава.
И так уверенно глядели.
Как будто бы достигли цели,
Как будто, правда, их – права!

Коллоны страшные ужом
Ползли по улице угрюмой.
И, может быть, недетской думой
Впервые был я обожжён!

Забудется ль когда – нибудь:
Они шли в сторону Бобруйска,
А Ленин в парке белорусском
Рукой указывал им путь.

Февраль 2000. 2 марта 2001.

* * *


Отца убили. Мне три года.
Похитили у мамы сон.
И на слова мужского рода
Урезали мой лексикон…
* * *

Я памятью опять продрог –
Доныне память сердце ранит:
Оборвыш бродит вдоль дорог,
За подаяньем руку тянет…

И горло сдавливает крик:
Сидит мальчонка на пороге,
Не мальчик – маленький старик.
И взгляд такой печально-строгий:

Не в силах многое понять,
Он не по детски хмурит брови…
Он тело тощее опять
Гоняя вшей, дерёт до крови.


------------------------------------

*  *  *

Совсем не помню детских сказок –
Ведь не могло же их не быть…
Я повзрослел тогда вдруг сразу,
Чтоб в ужасе реальном жить.

Чтоб выжить вопреки затеям
Зелёных нелюдей «немых»,
Чтоб назло замыслам злодеев
Остаться всё-таки в живых.

Послевоенная зима
Сестре Жене
Снег колючий
Снег скрипучий
Расчертили зимний день:
Мчимся с кручи
Из-под тучи
На виду трёх деревнь.

В телогрейках,
В кацавейках
( сто заплаток - три дыри)
Что наряды?!
Жучка рядом
С визгом катится с горы

Нет предела!...
То и дело
Тут и там весёлый смех.
Мчимся смело.
Пышет тело,
Даже тает жаркий снег.

В старых бурках,
На снегурках,
На фанерном ли куске,
На ледянках
И на санках
Да и просто на доске,

И на ящике снарядном,
И на пятках,
И на пятой
Точке той –
Ей до поры,
Как известно
Бессловесно
Отвечать за жар игры!
Смех и шутки,
Прибаутки…
И с горы на лёд реки
Дружной стаей
Вылетаем
Всем запретам вопреки.

Ах, певучий
Лёд трескучий
Звонкий лёд Березины.
Мчимся с кручи
Из-под тучи…
Словно не было войны!
********************

…и возлюби ближнего.
Всех ближних понимаю, как родных.
Всех понимаю, зная недостатки.
Но мне так часто самому несладко –
Я надрываюсь: возлюбить – барыг?

Пьянь – возлюбить? Насильников? Убийц?
Пройдох-правителей хапужью стаю?...
Я, может быть чего не понимаю
И простираюсь пред Тобою ниц.

Спаси и вразуми, Господь меня.
Очисти душу, а мои страданья
Развей Своей Божественною дланью.
Россию упаси от воронья.

7 января 1993 года

Когда?...

Когда несовершенный этот мир,
Когда, перебесившись, поумнеет?
Когда народ свободно жить посмеет?
Когда падёт всяк созданный кумир?!

Когда вандал погибнет и вампир?
Когда поток несчастий обмелеет?
Когда вся мразь и нечисть околеет?
Когда чумной осатанеет пир?!

18 февраля 1993 года