ПАРИЧИ
СПРАВОЧНО - ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ Г.П. ПАРИЧИ

Гостевая книга

24 05 2019::Валентина Петрова для Николая.
Добрый день, Николай. На Ваш вопрос могу ответить...
23 05 2019::Валентина Петрова для Натальи Сусловой.
Добрый день, Наталья. Ваш родственник, Кузнецов...

Литературное творчество паричан / Этус Марат Леонидович

К списку >>


OБЩЕЖИТИЕ

Общежитие иняза ввели в строй как раз перед вступительными экзаменами. Ещё пахло досыхающей краской, а абитуриенты начинали съезжаться со всех концов Беларуси. К пятнадцатому августа уже было ясно, кто зачислен, а кто останется дома.
В шестидесятых годах главным иностранным языком в школах считался английский. Примерно семьдесят процентов школ республики изучали этот язык. В основном в городах и районных центрах. На немецкий приходилось около двадцати процентов - в большинстве сельских школ. И, наконец, французский - элитный. Чаще всего его преподавали в спецшколах больших городов.
Примерно такое же соотношение сохранялось при заселении общежития: пол этажа - "французам", этаж - "немцам", а всё остальное пространство - "англичанам". Соотношение студентов и студенток можно было описать простой арифметической пропорцией: один к двенадцати. На первом курсе в моей группе я был единственным представителем мужского пола. На меня смотрели двенадцать пар не то что восхищённых, а скорее удивлённых девичьих глаз.
В каждой комнате по пять панцирных кроватей: по две вдоль стен, и одна - возле окна. Это была моя кровать. Её обособленное расположение давало мне некоторое преимущество: больше свежего воздуха поступало сквозь открытую форточку и щели плохо подогнанной рамы. Зимой, конечно, это преимущество становилось недостатком, так как снег попадал на подоконник, а иногда и на моё одеяло. Те двое студентов, чьи кровати находились ближе к шкафам, испытывали определённые неудобства из-за близости не совсем свежей одежды, носков и ботинок. В центре комнаты стоял, пошатываясь, круглый стол и почему-то только два стула на пятерых постояльцев. Ножка у одного стула была короче других, так что сидеть на нём было не безопасно. Стол был вечно завален грязными бутылками из-под кефира, банками из-под баклажанной икры или разорванными пакетами супа-харчо. Весь этот "натюрморт" украшался фольгой от плавленых сырков, засохшими корками и крошками чёрного хлеба, остатками недоеденной жареной картошки. Ввиду отсутствия свободного места на столе, все письменные работы выполнялись на кроватях. К пятому курсу панцирные сетки уже прогибались так сильно, что если сидишь в центре кровати, то колени оказывались выше нижней части тела. Приходилось балансировать, чтобы удержать равновесие.
В одном конце коридора расположился женский туалет, а в другом - мужской. Около мужского туалета я никогда не видел очереди. Вероятно, дизайн женского сортира и особенности строения женского тела не позволяли всем желающим воспользоваться его услугами одновременно. Девушки терпеливо ждали своей очереди в коридоре. Почему-то именно около мужского туалета одиноко скучал холодильник. Он был большой, вместительный, но один примерно на сто человек. Этот холодильник как бы являлся символом коммунизма: одни студентыоставляли в нём столько продуктов, сколько было, а другие брали столько, сколько нужно. Особенно по ночам, когда все спали. Так что голодным никто никогда не был.
Душевая-постирочная - одна на всех. Примерно на пятьсот человек. Чётные дни - для девушек, нечётные - для юношей. На табличке указано точное время оказания банно-прачечных услуг. Прозеваешь свой день и время - будешь ходить немытым и нестиранным до следующего помывочного дня. Мокрое бельё сушили в своих комнатах, развешивая на спинках стульев, кроватей и дверях шкафчиков. У девушек обычно больше белья. Спинок и дверей обычно не хватало. Тогда студентки натягивали бельевые верёвки по диагонали: одним концом за водосточную
трубу, другим - за ручку шкафа для одежды и развешивали свои трусы и лифчики. Скромные парни, заходя в комнату, смущались и краснели от вида такого изобилия интимных предметов женского туалета.
По-молодости никто не замечал этих мелких неудобств. Так жили все студенты во всех институтах. Завидовать было нечему и некому.
И всё же студенческая жизнь в общежитии была хороша. Такой вольницы уже не будет никогда. Здесь тебе ни мамы, ни папы, ни куратора. Ещё недавно родители следили за тобой. Надо было отчитываться, куда и с кем идёшь, во сколько придёшь, какие оценки получил. А здесь свобода - сам себе командир и подчинённый.
Сначала удивительно было то, что вокруг столько хорошеньких девушек и многие даже обращают внимание на тебя. В субботу на каждом этаже танцы. В полумраке звучала нежная музыка Сальваторе Адамо и Шарля Азнавура. Студенты и студентки в обнимку наслаждались песнями великих шансонье. Некоторые пары не разлучались и после танцев. Близость тела не обязательно требовала близости духа. Нравственность не имела никакого значения. "Англичане" и "немцы" тянулись к "француженкам" и, если удавалось соблазнить последних, то гордо уводили
их в комнату прелюбодеяний. Парни всегда договаривались между собой, чтобы одна комната была свободной для любви. Особенно ретивым договорщиком был Валера  из нашей комнаты. Он не был красавцем, но фигура атлета и неиссякаемая сила привлекали многих девушек. Греческий нос - особая гордость Валеры. Он как бы старался доказать всем, что хотя корни его в деревне, мог на равных с городскими покорять женские сердца. Молодой ловелас после каждой интимной встречи приносил в комнату и обязательно показывал всем трофейный лифчик, а так бы хлопцы не поверили.
Вообще, многие инязовские девушки пользовались большим спросом у парней из физкультурного и политехнического институтов. В городе считалось престижным для парня иметь подружку-"француженку".  Эти девушки всегда модно одевались, ухожены, причёсаны, украшены импортной бижутерией. С такой дамой не стыдно заявиться в любое мужское общество. Появление красавиц на студенческих капустниках всегда вызывало зависть сокурсников. И вот эти сокурсники валят в общежитие иняза в поисках приключений. Их встречает вахтёрша и два дежурных студента. Вход по студенческим билетам. В книгу учёта посещаемости заносятся основные данные: ФИО, год рождения, место учёбы, когда прибыл, к кому идёшь. Каждого гостя предупреждают, что удалиться он должен до девяти часов. Если после девяти не явился за билетом, то дежурные найдут визитёра и прекратят свидание с дамой сердца. Многие парни пытались проникнуть в общежитие незамеченными, чтобы остаться на ночь. Например, был такой вариант: девушка, ожидающая парня, могла умышленно разлить, скажем, полстакана кефира в
коридоре пятого этажа. Затем прибегала к вахтёрше и жаловалась, что на пятом этаже большая лужа. Кто-нибудь может поскользнуться и получить травму. Вахтёрша не хотела травм на своём дежурстве. Она брала швабру, тряпку и медленно тащилась вверх по ступенькам. В это время гостя провожали к пункту назначения без всякой регистрации. Теперь он мог находиться рядом у своей пассии столько, сколько им обоим нужно было. После свидания возникала другая проблема: как удалиться незамеченным. Но и здесь всё продумали и предусмотрели.
Мы жили на первом этаже. С вечера открывали окно и любовник мог среди ночи тихо, не нарушая сон студентов, выпрыгнуть во двор и поминай как звали. Зимой всё было сложнее, но мужская солидарность преодолевала и это препятствие. Только ставки за оказание эвакуационных услуг были выше. Предварительная оплата предусматривала: вход или выход через окно - один рубль, вход и выход - два рубля. Это в весенне-осенний сезон. Зимой та же процедура стоила проходимцу в два раза дороже. Иногда за одни сутки, скажем, в субботу или в праздничные дни, когда интенсивность движения через окно увеличивалась, можно было заработать до десяти рублей. Вот такой малый бизнес происходил к удовольствию одних и потехе других. За десять рублей, можно было накупить краковской колбасы, копченого сыра, пару банок шпротов и бутылку вина.
Между прочим, книги учета посещаемости хранились в сейфе пять лет - ровно столько, сколько студент жил в общежитии. Были случаи, когда благодаря данным книги, милиция находила похитителей личных вещей или денег студентов, а также удавалось установить отцовство незаконно рожденных детей.
Помню случай, когда где-то около одиннадцати вечера я возвращался со свидания. В коридорах и на лестничных площадках было тихо. Я поднимался по лестнице на четвёртый этаж и вдруг услышал стоны девушки. Приближаясь к ней, заметил также, что несколько ступенек пониже были влажными. Девушка корчилась от боли, вцепившись руками в поручни перил. Подойдя поближе, я узнал в ней "француженку" с пятого этажа. Увидев её большой живот понял, что произошло. Я помчался к телефону на вахте и вызвал скорую помощь. На другом конце провода меня стали спрашивать об имени и годе рождения роженицы, как будто это имело значение. Я, конечно, не знал. Не до имени. Надо рожать. Вот и всё. К счастью, станция скорой помощи была через улицу. Машина прибыла минут через пять. Медперсонал провели к месту событий. Две женщины-фельдшерицы пытались подхватить будущую мать под руки и оторвать от перил. Та упиралась, плакала и причитала:" Не хочу рожать и не буду!". А те в ответ:" Нет, милая, теперь-то ты уж будешь рожать. Мы за тебя не будем. Мы своих уже родили. Теперь твоя очередь. Надо было раньше думать, а сейчас уже поздно".
Через несколько дней молодая мама с младенцем появилась в общежитии. Её временно поселили в кабинете кастелянши. Всех интересовал один вопрос: кто папаша? Поскольку девушка, теперь уже женщина, встречалась с разными парнями, то установить отцовство было сложно. Приехали родители, стали расспрашивать студентов, с кем гуляла их дочь. Мало кто помнил, что было девять месяцев тому назад. Решили поднять книгу посещений. Там чётко записано кто, когда и к кому приходил, если только посетитель не прорвался незамеченным. Подозрение
пало на двух парней из физкультурного и одного из политехнического. Не знаю, чем закончилось расследование. Главное - появился на свет ещё один человек. Пожелаем ему счастья и благополучия.
На самом деле рейтинг инязовских парней не был высок. Кто шёл в учителя? Неудачники или деревенские хлопцы. Неудачники всё знали, но ничего не могли делать руками. Деревенские же наоборот, всё могли, но не так хорошо соображали. Главный навык, который и те и другие приобретали в конце учёбы - это умение красиво говорить. Не так важно, кем ты станешь. Главное диплом о высшем образовании. Например, мой друг Павел был мастером спорта и членом сборной республики по бегу. В школе он изучал немецкий язык, а поступил на факультет английского. Начинал с алфавита. К пятому курсу кое-как научился читать и писать, но что до разговорной речи, то ему бы лучше русским языком заняться. Никто никогда не видел его на экзаменах или зачётах, но видимость подготовки всегда присутствовала. Живя в одной комнате, мы замечали, что перед экзаменами некоторые учебники исчезали. Павел шпаргалок никогда не писал. Он просто разрывал соответствующий учебник на части, раскладывал страницы по темам и был готов к экзамену, до которого никогда не доходил. Во время сессии тренер обходил все экзаменационные комиссии и заполнял соответствующие страницы зачётки "удами". Для института было престижно иметь мастера спорта, да ещё и члена сборной. Тренировался он каждый день по пять-шесть часов. Домой приходил измождённый, потный, голодный. Часто приносил в портфеле много вкусной еды: колбасу, сыр "Российский", пирожные и шоколадки. Мастерам спорта в то время платили по сто двадцать рублей в месяц. Это ровнялось четырём стипендиям. На четвёртом курсе у спортсмена случилась травма ноги.
Бегать больше он не мог. Тренеры утратили интерес к бывшей звезде. После провала зимней сессии Павла выгнали из института.
Через пятнадцать лет мы случайно встретились в Гомеле. В то время я подрабатывал переводами патентов зарубежных учёных и изобретателей на русский язык. Кто-то подсказал, что я могу получить заказ в бюро патентов. К моему удивлению меня встретил Павел  - мой закадычный институтский друг. Представился: начальник отдела переводов. Он, вероятно, заметил удивление в моих глазах и пояснил:" Вскоре после института травма прошла и меня призвали в армию. Служил писарем при штабе. Одновременно закончил заочно иняз и теперь руковожу отделом из сорока переводчиков. Мне язык не нужен. Я организатор. Слежу, чтобы все были заняты и выполняли план".
Ловелас Валера  стал директором школы, а обольститель женских сердец Сашка  - заворготделом горкома партии. Так что профессия учителя вне зависимости от специальности совершенно универсальна.
В середине шестидесятых годов у Советского Союза были хорошие отношения с Индией, Сирией, Ираном, Афганистаном. Нужно было много переводчиков для обслуживания дипломатических миссий и налаживания экономических отношений. В основном набирали на работу девушек. Считалось, что они более благонадёжны, чем парни, которых иностранные спецслужбы могли завербовать шпионить против СССР. На третьем курсе из моей группы четыре студентки были отобраны для работы заграницей. Это было престижно, и им все завидовали. Кандидатуры  подбирали в основном по социальному признаку. Наши девушки были из семей рабочих и крестьян - значит они большие патриоты, чем все остальные. Кстати, учились они на тройки и никаких интеллектуальных или иных способностей никак не проявляли.
Прошло два года. Две переводчицы не вернулись. Говорили, что они остались в Афганистане и вышли замуж за местных торговцев наркотиками. Две другие же оказались настоящими патриотками. Вернулись в общежитие на новеньких только что появившихся "Жигулях". Это было неслыханно: в двадцать два года иметь машину! Ни один студент или студентка в городе не могли даже мечтать о таком счастье. А эти красавицы в тёмных импортных очках в воскресенье подкатывали к общежитию и начинали сигналить, чтобы все знали, какие они прикольные. Тут же постояльцы открывали окна и с неприкрытой завистью смотрели на счастливых обладательниц тогда ещё престижных авто. Хлопцы галопом мчались со всех этажей к машинам, чтобы успеть занять место на переднем сидении.
А вот ещё один эпизод. Когда я поступил в институт, я весь первый курс проходил в той же одежде, что и в одиннадцатом классе, но была у меня одна вещь, которой я гордился больше всего - это моя дублёнка. Настоящая. Импортная. Ни у кого в общежитии таких не было. Это была редкая вещь в те годы. Даже если и были деньги, то достать такую вещь можно было только по блату. Я гордился своей дублёнкой. Зимой она согревала мне не только тело, но и душу. Тем более, что я купил её на заработанные на кирпичном заводе деньги. И вот первые зимние каникулы. Экзамены и зачёты успешно сданы, и я, совершенно счастливый, еду домой на каникулы. Зима, а снега нет. Дождь в конце декабря. Я пожалел свою таким тяжким трудом заработанную дублёнку, оставил её в шкафу, а сам в старой потрёпанной курточке отправился домой. Возвращаюсь через несколько дней назад в общежитие, открываю дверь своей комнаты и что я вижу? Моя дублёнка в буквальном смысле стоит в углу, взявшись коробом. Позже узнал, что мой друг Павел  ходил в ней на свидание со студенткой театрального института и, чтобы произвести большее впечатление на неё, надел мою дублёнку. Под дождь. То ли качество кожи было далеко от совершенства, то ли краска была плохого качества - так или иначе, моя дублёнка превратилась в облезлый,  бесформенный кожушок. Носить его в таком виде было невозможно. Пришлось обтянуть тканью и только белый мех на воротнике напоминал о когда-то красивой и модной вещи. Павел извинился за доставленные неприятности, но его девушка была впечатлена. Свидание прошло успешно.
Студенческие годы - лучшая пора жизни. Сколько смешного, порой печального, порой курьёзного происходило почти каждый день.