ПАРИЧИ
СПРАВОЧНО - ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ Г.П. ПАРИЧИ

Гостевая книга

29 07 2020::Валентина Петрова для Марины.
Добрый день, Марина. Информация из донесения о...
21 07 2020::Валентина Петрова для Бондаревой Тамары.
Добрый вечер. Переходите по этой ссылке и читайте....

Статьи / О Паричах

К списку статей >>


Описание Паричского двора 1639 г. и традиции белорусского народного зодчества.
А.В. Петухов (Светлогорск)

Как известно, инвентари казенных владений XV-XVIII вв. являются ценным источником по целому ряду научных дисциплин (топонимика, генеалогия, демография, статистика и т.д.), но эвристические возможности данного вида источников используются далеко не полностью. В данной статье мы сконцентрируем наше внимание на возможностях данного вида источников, при изучении белорусского народного зодчества. Примером избрано описание Паричского двора, которое приведено в инвентаре Бобруйского староства 1639 г. и является первым подобным описанием, относящимся к территории современного Светлогорского района [1, с.273-274].
Инвентарь Бобруйского староства был составлен, на основании Сеймовой конституции 1638 г., в 1639 г., при передаче этого староства Цецилии Ренате Габсбург, жене тогдашнего короля Владислава IV Ваза. Дакумент учитывал прошедшую незадолго до этого волочную реформу, а также не давние инвентари [2, с.3].
Следует отметить, что данное описание не единично в своём роде, что дает возможности для изучения применительно к другим регионам. Так, аналогичные описания присутствуют в прочих инвентарях, например, гомельский археолог и историк О.А. Макушников, в своей монографии, приводит описание Гомельского замка 1681 г.[3, с.219-220].
Дело в том, что актовый формуляр полного инвентаря великокняжеского имения содержал два обязательных блока: 1) описательный;2) статистический и фискальный. Использовались также и краткие инвентари, которые содержали только второй блок и использовались для регулирования отношений между государством, крестьянами и арендаторами.
Описание Паричского двора содержит: описание собственно усадьбы, и - хозяйственного двора.
«Двор над рекой Березиной, ворот к нему двое друг напротив друга, одни со стороны села Паричи, другие – от реки Березина, оба с фортами на бегунах, драницей крытые. Дом большой, т.е. из сеней две избы белых друг напротив друга, с каморами и необходимыми каморками, третья боковая досками вымощенная, с печами, украшенных зелеными изразцами, с мурованными коминами, с лавами, дверей в том доме девять, т.е. 4 столярской работы, а пять простых, все на завесах со скобами, засовами, защепками, трое с антабами, а двое с клямками; окон с мембранами в олово обрамленными, с железными вставками, двенадцать; одиннадцать с рамами, двенадцатое без рамы, ставен одиннадцать, все на бегунах.
Второй дом поменьше, т.е. с двумя сенями, две избы белых друг напротив друга, с каморами и необходимыми каморками, а третья камора из сеней, те избы с печами, одна с зелеными изразцами, вторая –с простыми белыми с коминами и лавами, дверей девять: из которых трое на завесах,а шестеро на бегунах, восемь со скобами, засовами, защепками; ; окон с мембранами в олово обрамленных девять, десятая в дерево, ставни только к девяти…»[1, с.273-274].
В приведенной цитате обращают на себя внимание упомянутые архитектурные детали (бегуны, антабы, форты, избы, завесы, клямки, защепки, комины и т.д.), использованные при возведении этих двух построек. Также учитывая то, что дома построены НЕ из камня, есть основания допускать, что строительство велось местными мастерами, исходя из бытовавших в данной местности традиций народного зодчества. При этом беря во внимание то, что наименование деталей могут быть приведены составителем инвентаря, исходя из своего жизненного опыта, терминологии его родных мест.
Также бросается в глаза богатство убранство дома: 12 застекленных окон в одном и 9 - в другом, несколько печей украшенных зелеными изразцами, дощатый пол, двери «столярской работы», наличие «мурованных» коминов и дымоходов, - всё это элементы роскоши, иными словами «статусные вещи», которые демонстрируют доходы и экономические возможности владельца. Очевидно, что крестьяне не могли себе позволить такие излишества в собственных жилых домах. Данный двор пример, типичной шляхетской усадьбы XVI-XVIII вв. [4;5]. Примечательно и то обстоятельство, что указанные зеленые изразцы характерная черта исключительно моды на протяжении XVII в., а значит, есть возможность достаточно точно датировать постройку двора началом XVII в. [6, с.70-71]
В комплекс усадьбы кроме двух описанных домов входили: пекарня с каморкой, сенями и двумя печами; кухня; изба для хранения варева; пять свирнов(клетей); три пивницы с одной шопой; большая конюшня с возовней и ещё одна маленькая конюшня. Все постройки усадьбы крыты драницей, и огорожены частоколом [1, с.273].
Хозяйственный двор («dwor w kolo odylowany») также представлял собой не менее масштабный и замкнутый (огороженное от внешнего мира) «организм», веночного типа застройки (по А.И. Лакотко). Что в эпоху ВКЛ и РП было характерно для Подвинья и Поднепровья, а с проведением волочной реформы заменялось на погонный тип двора [ 1, с.274;7, с.32-34].
Двор включал: помещение для рыкуньи (скотницы, которая смотрела за дворовой живностью); пивница для хранения молока с подклетью и сырником; два не больших свирна; три курятника; абора (на четыре хлева соломой крытые); два гумна с токами для обмолота зерна, евня для сушения зерна новая, ещё недостроена; за гумном небольшая мельница («o iednym kole»); пивоварня на четыре горна (три горна для выделки алкоголя, один – для прочих напитков) при ней пекарня для выделки солода и хранения закваски; две пекарни с крыльцом и сенями, а между ними пивница, над которой сооружен небольшой свиран; замыкает двор баня с сенями[1, с.274].
Таким образом, имеющееся описание Паричского двора 1639 г. позволяет нам сделать некоторые выводы: во-первых, описание дает представление о внешнем и внутреннем виде домов, некоторых архитектурных деталях, использовавшихся тогдашними строителями. Во-вторых, присутствует перечень многочисленных хозяйственных построек, а также указан тип застройки двора. В-третьих, тип застройки двора, а также указанные зеленые изразцы дают основание предположить, что двор был построен в самом начале XVII вв.
Немаловажно и то обстоятельство, что именно это описание положено в основу инвестиционного проекта по созданию будущего филиала ГУК «Светлогорского историко-краеведческого музея» - музейно-туристического комплекса «Шатилинский остров».

Литература:
1.Инвентарь Бобруйскаго староства… //Акты издаваемые Виленскою комиссией по разбору древних актов в 39 тт. Т. 25. Инвентари и разграничительные акты. – Спб.: Типография А.Г.Сыркина,1898. - с.114-330
2. Кернажыцкі, К. І. Аграрная рэформа ў Бабруйскім старостве і эканамічнае становішча яго насельніцтва з XVII да паловы XIX ст. / К. І. Кернажыцкі. – Мн.: “Друкарня БАН”, 1931. – 149 с.
3. Макушников, О.А. Гомель с древнейших времен до конца XVIII века. Историко-краеведческий очерк. /О.А. Макушников. – Гомель: РУП«ЦНТИДИ»,2002. – 244 с.
4. Вуглік, І.Р. Бытавая культура беларусаў XVII–XVIII ст.: тыпалогiя, гiсторыка-культурная стылiстыка, гiстарычная дынамiка: аўтарэф. дыс.… канд. гіст. навук : 07.00.02 /І. Р.Вуглік ― Мінск: БДПУ, 2003. – 21 с.
5. Вуглік, І. Г. Ключ да “афіцыны”./ І.Г. Вуглік // “Культура”: штодыднёвая грамад.-асв. газета. - 2011. – 26 лютага - №9. – с.14
6. Левко, О.Н. Витебск 14 – 18 вв.: стратиграфия, хронология, социально-историческая топография и технология производств. /О.Н.Левко. – Минск: Навука і тэхніка, 1984 г. – 120 с.
7. Лакотка, А.І. Вяночныя двары /А.І.Лакотка // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. — Мн.: Полымя, 1985. — №3. – с. 32—33.