ПАРИЧИ
СПРАВОЧНО - ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ Г.П. ПАРИЧИ

Гостевая книга

13 05 2020::Валентина Петрова для Елены Владимировны Новосельцевой
Добрый день, Елена Владимировна. Ваш дядя - Рядовой...
13 05 2020::Валентина Петрова для Олега Михайловича.
Добрый день, Олег Михайлович. Ваш дядя увековечен на...

Статьи / Пущины

К списку статей >>


Пущины.

“ПАРИЧСКАЯ” ВЕТВЬ РОДА ПУЩИНЫХ
А.Петухов
Если говорить о генеалогии “паричской” ветви рода Пущиных, то сразу следует пояснить кого из представителей обширного рода Пущиных,и почему мы называем “паричскими”. И так, под этим мы понимаем, всех тех, кто были владельцами либо всего Паричского имения , либо его составных частей. Как уже было сказано, основателем “паричской” ветви рода Пущиных был Петр Иванович Пущин(1723-1812), он же и стал первым владельцем Паричского имения 16 апреля 1797г. (н.ст.), во время коронации российского императора Павла I. Он имел троих детей. Согласно акту завещания, оглашённому в Минском губернском суде при разделе имения и имущества между наследниками 19 марта 1824 года сыновья получили: старший – Иван Петрович - местечко Паричи, деревни Высокий Полк и Липники, и урочище Мольча; Павел Петрович – деревни Черковичи, Стужки, Здудичи, Ракшин, Островчицы, Ола и Черковицкая Рудня (последняя была подарена его сестрой Авдотьей Петровной). Дочь Петра Ивановича – Авдотья Бухарина – получила деревни Качай Болото, Коколь и Россова. Последняя часть бывшего владения Петра Ивановича Пущина, которую получила Авдотья Бухарина, которая была подарена дочери – генеральше Гайс. Генеральша Гайс, в свою очередь, продала его надворному советнику Ячавскому. Сопоставляя даты жизни Петра Ивановича Пущина с датой оглашения завещания, можно предположить, что с 1812г. по 1824г. Паричской вотчиной владела вдова Петра Ивановича, имя которой в источниках и литературе не упоминается.
Следующий раздел земли связан со смертью 14 февраля 1828г. Павла Петровича и его жены Елизаветы Андреевны (в девичестве Всеволожской) в 1831 году. К этому времени (1831г.) все владения, доставшиеся Павлу Петровичу, были заложены в Санкт-Петербургском Опекунском Совете и Минском приказе общественного презрения. Поэтому раздел без ведома указанных учреждений был невозможен. В этой связи наследники, все по отдельности, обращаются к знакомому семьи адвокату Минских присутственных мест Юлиану Матвеевичу Держневичу с просьбой стать их доверенным лицом и ходатайствовать перед вышестоящими инстанциями при разделе имения между ними. Среди наследников, просивших у Юлиана Держневича стать доверенным лицом, были: Софья Павловна (в замужестве Краснолецкая); жена генерал-лейтенанта Кошкуля – Александра Павловна; генерал-майор, командир Кирасирского Её Императорского Высочества княгини Елены Павловны полка Петр Павлович; полковник Лейб-гвардии Кирасирского Его императорского Величества полка Всеволод Павлович; полковник Лейб-гвардии Павловского полка Александр Павлович (ранее ученые считали, что его зовут Андрей, академик М.В.Нечкина уточнила, что его звали Александр); майор в отставке Николай Павлович. Все указанные персоны, как отмечалось выше, отправили доверенные письма Ю. Держневичу, а Николай Павлович ещё и адвокату Минских присутственных мест Василию Василевскому.
В 1834 году Держневич обращается с ходатайством в Минский приказ Общественного призрения о разделе имения между генерал-майором Петром Павловичем и майором в отставке Николаем Павловичем Пущиными т.к. к этому времени уже умер Александр Павлович, а оставшиеся наследники согласились на компенсацию за причитающиеся им доли имения деньгами. Из приказа пришел ответ, что имение может быть поделено, не иначе как после перевода долга из Санкт-Петербургского опекунского Совета в Минский приказ общественного презрения и погашения его.
Софья Краснолецкая и Александра Кошкуль за свою долю в имении получили по 5714 рублей 28 копеек, о чем свидетельствуют письма к доверенному лицу из Санкт-Петербурга от 3.02. и 12.03.1843г. соответственно. Полковник Всеволод Павлович Пущин за свою доли получил наличными 15174 рубля 48 копеек.
Как видно из вышесказанного, на земли Павла Петровича реально претендовали лишь братья Николай и Петр, которые и выполнили требование Минского приказа общественного презрения, выплатив долги государству. Что было подтверждено свидетельством о погашении долгов на имя этих братьев от 6 апреля 1842 года: “все государственные долги нынешних владельцев имения Стужки в размере 22980 рублей погашены вместе с процентами … имение снято из-под надзора в Минском приказе общественного презрения…”.
Но Министерство внутренних дел не дало разрешения на раздел, ввиду того, что арендаторы имения затеяли тяжбу, ссылаясь на то, что якобы, начиная с 1826 года, Павел Петрович не платил по долгам Надворному советнику Ячавскому и арендатору Тышкевичу. Разбирательства по данному вопросу прпоходили в Минском губернском межевом апелляционном суде и в Бобруйском уездном суде. Данный судебный процесс растянулся на целых 3 года и был выйгран Юлианом Матвеевичем Держневичем лишь в начале апреля 1845 года. После чего, 11 апреля 1845 года, он обращается в третий раз в Минскую палату Гражданского суда с ходатайством и проектом раздела имения Стужки. В проекте значилось, что Петру Павловичу отходят деревни Мольча, Черковичи, Черковицкая Рудня, Шатилки и урочище Дедное с 259-ю душами мужского пола и общей площадью 473 уволоки. Николаю Павловичу Пущину, по тому же пректу, отходили имение Стужки, Здудичи, Ола с 258 душами мужского полу и общей площадью 473 уволоки. В проекте помимо всего прочего была четко прописана граница между имениями и оговорены условия передачи деревни Шатилки и урочища Дедное с 341-й десятиной и 24 саженями земли Петру Павловичу Пущину. Из данного документа ясно и то, что владение Петра Павловича целиком изначально составляло 947 уволок 26 моргов 100 прентов.
Однако государственный апарат реагировал на все документы весьма медленно. Началась переписка между инстанциями различных ведомств по данному вопросу. Свидетельством этого является письмо Минского приказа огбщественного презрения от 28 декабря 1845 года, в котором говорится о “действительной уплате государственных долгов наследниками Павла Пущина”. Известна также докладная записка Санкт-Петербургского Опекунского Совета Экспедиции Сохранной Казны по займам в Минскую гражданскую палату от 10 января 1846 года. И только после неоднократных и настойчивых запросов Минской палаты Гражданского суда в Министерство внутренних дел, последним было дано разрешение “О введении в наследство имения Стужки наследников Павла Петровича Пущина”(6 июля 1848 года).
Примерно в те же годы, когда началась процедура наследования и раздела имения Стужки, проходил и раздел имения Ивана Петровича Пущина, который ещё задолго до своей смерти в 1838 году составил завещание, в котором завещал своим детям имение Паричи. В его состав на тот момент входили деревни: Козловка, Высокий Полк, Бышин, Скалка, Прудок, Поганцы, Селищи, Язвин и Великий Бор с 430-ю душами “мужскога полу”. Но ввиду того, что и за Иваном Петровичем имелись долги, то утверждение в правах на имение также растянулось. Только после уплаты 8570 рублей серебром и 7831 рублями и 29 копеек ассигнациями общего долга дети Ивана Петровича смогли получить свидетельство “на наследственное владение имением Паричи” от 21 декабря 1843 г. в Опекунском Совете Санкт-Петербурга. Ещё до погашения государственного долга 4 марта 1843 года между детьми Ивана Петровича Пущина был заключен раздельный акт. На земли отца претендовали колежский секретарь Михаил Иванович Пущин, который после разжалования в солдаты до выслуги, по делу декабристов, дослужился до поручика в ходе русско-персидской и русско-турецкой войн, после чего перешел на гражданскую службу чиновником для особых поручений при псковском губернаторе, действительный статский советник Николай Иванович Пущин, Анной, Елизаветой и Варварой Пущины, Екатерина Ивановна Набокова, Евдокия Ивановна Бароцци, Мария Ивановна Малиновская. Согласно акту имение Паричи дробилось на восемь частей. Не участвовали в разделе 2 сына Ивана Петровича: Петр Иванович(1813-1856), по неясным причинам, и Иван Пущин, который отбывал каторгу в Ялтуровске за участие в восстании 14 декабря 1825г. на Сенатской площади. После 1895 г.(после смерти вдовы Михаила Ивановича - Марии Яковлевны Пущиной) основные земли имения Ивана Петровича Пущина, оставшиеся в его составе, несмотря на отмену крепостного права, воссоединились под властью детей Николая Ивановича – Ивана, Марии и Ольги. Только в результате революционных событий 1917 г. последняя владелица имения - Мария Николаевна Пущина, - была вынуждена покинуть Паричи и эмигрировать в Лондон.
Сейчас представители данной ветви рода Пущиных живут также в Нью-Йорке, Бонне, Франкфурте-на-Майне.

[1] Под Паричским имением я понимаю исходное имение (60 тыс. десятин), полученное адмиралом Петром Ивановичем Пущиным в 1797 г. Онное во времени под результатам дробления и отмены крепостого права НЕ БЫЛО стабильным. На конец 19 в. составляло где-то не многим более 10 тыс десятин (от начальных - 60 тыс. десятин)